Полуденга http://www.poludenga.ru    

П.Г.Гайдуков, В.А.Калинин.
"Древнейшие русские монеты."

 
П.Г.Гайдуков, В.А.Калинин

Древнейшие русские монеты

Изд.: "Русь в IX-X веках. Археологическая панорама." РАН, Институт Археологии.
Москва-Вологда, "Древности Севера", 2012, стр. 402-435


Заключение

Со времени, когда первые монеты Древней Руси появились в музейных и частных собраниях России, прошло более двух столетий. За этот продолжительный период времени несколькими поколениями ученых проделана колоссальная работа по сбору, систематизации и осмыслению самых ранних и, пожалуй, одних из самых значительных памятников материальной культуры Древней Руси. К началу текущего столетия опубликовано 362 экземпляра древнейших русских монет конца X–XI в., что составляет немногим более 0,1 % от общего количества иноземных монет (арабских дирхемов, западноевропейских денариев, византийских солидов и милиарисиев), принимавших участие в денежном обращении Руси в конце VIII – начале XII в. Однако несмотря на кажущееся небольшим количество сохранившихся до нашего времени монет, «трудно переоценить значение этих старейших реликвий русской государственности в самых разных аспектах исторического познания» (Спасский, 1974. С. 31).
Непродолжительная чеканка собственной монеты не оказала и не могла оказать сколько-нибудь заметного влияния на экономику Древней Руси. Но как источники по изучению политики и культуры древнерусского государства златники и сребреники Владимира Святославича и его преемников имеют исключительно важное значение. «Монеты с изображением русского князя на престоле, его княжеского знака, с беспрецедентной по декларативному содержанию легендой представляют единственный, в сущности, вид русских государственных документов X–XI вв., дошедший до нас в подлинниках… Наряду с принятием христианства в качестве единой государственной религии и учреждением государственного официального летописания, выпуск собственной монеты означал провозглашение государственной независимости Руси и равенстве ее другим европейским государствам» (Сотникова, Спасский, 1983. С. 110).
Действительно, русские златники и сребреники конца X–XI в. являются ценнейшим источником для изучения древнейшей русской письменности и древнерусского языка. Наряду с ранними русскими вислыми печатями их можно рассматривать и как памятники искусства, «донесшие сквозь тысячелетие, отделяющее нас от времени их чеканки, древнейшие русские портреты» (Сотникова, Спасский, 1983. С. 111).
Золотые монеты чеканились только Владимиром Святославичем. Они входят в число наиболее редких древнерусских монет. Всего их известно 11, судьба одной из них до сих пор остается неизвестной. Златники отчеканены шестью парами изолированных штемпелей.
Серебряные монеты (351 экз.) по правителям распределяются очень неравномерно. Самыми многочисленными являются сребреники Владимира Святославича, разделяющиеся на четыре сменяющих друг друга монетных типа. Их насчитывается 251 экз. (71,5 %). Монет Святополка Ярополчича трех типов известно 78 (22,2 %); Ярослава Владимировича двух типов – 15 (4,3 %); Олега (Михаила) Святославича – 7 экз. (2,0 %).
Судя по постоянному соотношению сторон по вертикальным осям изображения на монетах (обратному – ↓↑ – у златников и сребреников I типа Владимира; прямому – ↑↑ – у всех остальных типов), лицевой и оборотный штемпели прочно закреплялись в инструмент наподобие щипцов. Для златников и сребреников киевской чеканки, как это убедительно продемонстрировано в работе И.Г. Спасского, использовались отлитые в разъемной глиняной или каменной форме гладкие монетные кружки (Спасский, 1961. С. 52).
По наблюдениям М.П. Сотниковой, в чеканке трех с половиной сотен сребреников было задействовано ок. 220 пар штемпелей. Подавляющее большинство этих орудий (ок. 167 или 75,9 %) известны по единственному экземпляру отчеканенных ими монет. 50 штемпелями (22,7 %) изготовлено по 2–4, тремя (1,4 %) – по 6, 9 и 16 сребреников (Сотникова, Спасский, 1983. С. 105-107). Большое количество штемпелей свидетельствует об их непрочности. Можно думать, что они изготавливались из бронзы или мягкого кричного железа и быстро изнашивались в процессе чеканки. Учитывая стилистическую близость и незначительные различия в деталях между монетами отдельных штемпелей, можно предполагать, что в ряде случаев забившиеся орудия могли подправляться мастерами в процессе чеканки, поэтому их реальное количество могло быть и несколько меньшим.
После находки в 1852 г. Нежинского клада выявлена еще одна уникальная особенность древнерусских монет – существование перечеканенных экземпляров, позволивших еще во второй половине XIX в. установить последовательность выпуска сребреников разных типов. Но только этим ценность перечеканок не исчерпывается. Они являются бесспорным свидетельством поисков наиболее подходящего варианта оформления монетного типа, адекватно соответствовавшего политическим и идеологическим амбициям киевских князей. Кроме того, перечеканки лишний раз подтверждают правоту сформулированного И.Г. Спасским тезиса о первичности престижных мотивов Владимира Святославича, начавшего выпуск собственных золотых и серебряных монет на берегах Днепра (Спасский, 1974. С. 31).
Надо полагать, киевские князья являлись в тот период единственными владельцами запасов драгоценного металла и заказчиками монет, что хорошо корреспондируется с лаконичной формулой монетной легенды – «Владимир на столе, а се его злато (серебро)». Действительно, перечеканивать монеты примерно одинакового качества из одного типа в другой, а тем более сребреники Владимира в сребреники Святополка, имело смысл только при условии, что в княжеской сокровищнице имелся запас не разошедшихся монет, который можно было использовать для новой эмиссии. «Отозвать» из обращения уже выпущенные монеты и переделать их в новые, далеко не всегда представлялось возможным даже в более поздние периоды денежного обращения России.
Золотые монеты Владимира в целом повторяют внешнее оформление, размер, вес (4,0–4,4 г) и пробу (916–958°) своих византийских прототипов – солидов конца X – начала XI в.
Вес большинства сребреников Владимира и Святослава колеблется в пределах 2,4–3,2 г. Анализ металла показал незначительное количество высокопробных монет. Из 185 опробированных сребреников лишь у 15 (8,1 %) проба серебра оказалась относительно высокой (800–960°). У 40 монет (21,6 %) она составила 300–720°, а металл 130 монет (70,3 %) практически не содержит серебра. Важно отметить, что отдельные высокопробные экземпляры чеканены теми же штемпелями, что и низкопробные. Население, по всей вероятности, легко различало качество таких монет. Все немногочисленные сребреники в кладах восточных и западноевропейских монет, захороненных далеко от Киева, имеют высокий процент содержания серебра.
Средний вес сребреников Ярослава первого типа составляет 3,22 г, второго типа – 1,47 г. Анализ металла показал очень высокую пробу серебра (960–970°). Следует отметить, что по качеству и технике исполнения сребреники Ярослава первого типа заметно отличаются от киевских сребреников Владимира и Святополка. Все они отчеканены на гладких кружках, вырезанных из прокованной серебряной полосы ножницами или выбитых круговой просечкой. И в этом они очень близки лучшим образцам византийской и европейской чеканки конца X – начала XI в.
Пожалуй, еще одним бросающимся в глаза отличием златников и сребреников Владимира от монет Ярослава представляется явная архаичность инструментария, использованного киевскими мастерами при изготовлении монетных штемпелей. Изображения и надписи на большей части этих орудий исполнены в своеобразной технике, напоминающей чеканку простейшими пунсонами, которую применяли ремесленники-ювелиры. При такой технике излишки выдавленного пунсоном металла образовывали на поверхности штемпеля вокруг заглубленных деталей изображения и букв надписи слегка приподнятые участки в виде заусениц. На отчеканенных такими штемпелями монетах эти выступающие заусеницы выглядят как заглубленные обводы вокруг изображений и легенд, что и придает некоторым сребреникам пресловутую графичность, отмеченную многими исследователями.
Изготовление древнейших русских монет эпизодически осуществлялось на протяжении 25–30 лет на рубеже X–XI в. тремя князьями в Киеве и Новгороде и не имело дальнейшего продолжения. Лишь в конце XI в. в далекой Тмутаракани Олег Святославич предпринял попытку выпуска сребреников, которая оказалась финальным эпизодом древнерусской чеканки. Средний вес тмутараканских монет Олега равен 2,16 г. Он вполне соответствует византийским милиарисиям середины XI в. С начала XII в. прекратилось поступление последних немецких денариев в Восточную Европу. В русских землях наступил продолжительный «безмонетный период». Лишь во второй половине XIV в. на Руси в нескольких княжествах почти одновременно начинается чеканка собственных денег.

 




НАЗАД
ВЫХОД
ДАЛЬШЕ

автор   Гайдуков П.Г.   mailto:russianchange@yandex.ru

Copyright ©2011-2013, Гайдуков П.Г., Все права защищены. Перепечатка без согласия автора запрещена.
Copyright ©2011-2013, Gaidukov P.G., All Rights Reserved Worldwide

Webmaster Mole Man
http://www.poludenga.ru