Полуденга http://www.poludenga.ru    

П.Г.Гайдуков, В.А.Калинин.
"Древнейшие русские монеты."

 
П.Г.Гайдуков, В.А.Калинин

Древнейшие русские монеты

Изд.: "Русь в IX-X веках. Археологическая панорама." РАН, Институт Археологии.
Москва-Вологда, "Древности Севера", 2012, стр. 402-435


История изучения

Самые ранние монеты Древней Руси – златники и сребреники – попали в поле зрения отечественных историков и собирателей древностей на исходе XVIII в. В 1797 г. в Лейпциге была опубликована серебряная монета из коллекции обер-прокурора Синода А.И. Мусина-Пушкина с погрудным изображением св. Георгия на одной стороне и именем Ярослава, вырезанным кириллицей вокруг знака в виде трезубца, на другой (Voelkner, 1797. S. 764). Годом ранее киевский аптекарь Г.Ф. Бунге приобрел золотую монету с именем Владимира, а в 1815 г. в окрестностях Киева была найден сребреник Владимира. В 1816 г. краткое описание и графические прорисовки по слепкам с киевских находок опубликовал А. Воейков в столичном журнале «Вестник Европы» (Воейков, 1816а; 1816б) (рис. 4-5).

(Для просмотра нажмите на изображение)
Первая в России публикация златника и сребреника Владимира Святославича

Рис. 4. Первая в России публикация златника и сребреника Владимира Святославича (Воейков А., 1816а; уменьшено)

(Для просмотра нажмите на изображение)
Рисунки монет к статье А. Воейкова «О найденных древних русских монетах»

Рис. 5. Рисунки монет к статье А. Воейкова «О найденных древних русских монетах» (Воейков А., 1816б)


Появление этих загадочных монет положило начало длительной дискуссии об их национальной принадлежности, времени чеканки и конкретной атрибуции монетных типов в ученой и собирательской среде России, продолжавшейся почти два столетия. Сторонники популярной в первой половине XIX в. меховой теории, к числу которых относился крупнейший отечественный историк Н.М. Карамзин, отказывались признавать даже возможность эпизодического бытования собственной монеты в денежном обращении России до конца XIV в. Ознакомившийся в свое время с экземпляром «Ярославля серебра» из коллекции Мусина-Пушкина и знавший по публикации Воейкова о существовании киевских находок, Карамзин рассматривал их скорее как «древние медали», нежели первые монеты Древней Руси (Карамзин, 1816. С. 246, 493).
За несколько лет до выхода в свет знаменитого труда Карамзина помощник хранителя эрмитажного минцкабинета Ф.И. Круг высказался за принадлежность златников и сребреников чекану киевских князей. Некоторые основания для подобного заключения у него к тому времени уже имелись (Круг, 1807. С. 64, 201-206.). В 1804 г. император Александр I передал Эрмитажу два десятка византийских золотых монет XI в. из клада, найденного в Могилевской губ. Среди монет Василия II и Константина VIII были обнаружены «четыре монеты малого модуля, варварские, неизвестные», которые хранитель минцкабинета К. Келер (или его помощник Круг?) вложили в начало коллекции русских монет Эрмитажа (Спасский, 1974а; 1974б).
В последующие десятилетия стало известно о существовании еще нескольких древнерусских монет в музейных и частных коллекциях России. В личной коллекции хранителя минцкабинета Эрмитажа К. Келера около 1823 г. оказался сребреник Владимира самого позднего типа, найденный в развалинах городища Саркел у станицы Цимлянской (Спасский, 1978). Но самой замечательной находкой первой половины XIX в. оказался сребреник Ярослава, обнаруженный в древней могиле близ города Юрьева (Тарту). Эту превосходную по исполнению монету, представляющую собой несомненный шедевр монетного искусства XI в. приобрел известный в Петербурге собиратель древностей граф С.Г. Строганов. В 1924 г. в составе его нумизматической коллекции она оказалась в эрмитажном собрании (Спасский, 1970а. С. 209).
В начале 1830-х годов, после русско-турецкой войны, в нумизматических коллекциях Петербурга появились средневековые монеты балканских государств, по внешнему оформлению похожие на златники и ранние сребреники Владимира. Поэтому не случайно Я.Я. Рейхель и С.Г. Строганов приписывали последние южным славянам – болгарским или сербским царям (Рейхель, 1849. С. 342-344, 370; Снегирев, Строганов, 1853. С. 89-90).
Первые ощутимые успехи в исследовании древнерусских монет наметились в середине XIX в., когда в предместье Нежина был найден клад, состоявший исключительно из сребреников Владимира II–IV типов и Святополка всех типов (ок. 200 экз.) (Волошинский, 1853; Сотникова, 1971). Находка такого крупного клада древнерусских монет вызвала необычайное оживление среди чиновников и любителей древностей в Нежине, в Киеве и даже в Петербурге. Чиновники из провинции были счастливы услужить столичному начальству, многочисленных любителей нумизматики одолевало понятное желание, во что бы ни стало заполучить в свои собрания редчайшие монеты, не дремали и рассчитывавшие на выгоду торговцы стариной (Спасский, 1974а. С. 37-40).
В этой связи необходимо заметить, что даже после возникновения в 1859 г. Императорской Археологической комиссии, в обязанности которой входили учет и регистрация находимых на территории Российской империи вещевых и монетных кладов, академические ученые и музейные хранители традиционно рассматривали монетные клады как неисчерпаемый источник пополнения нумизматических коллекций. Научное представление о монетных кладах как структурных комплексах, отражающих закономерности денежного обращения того или иного региона в определенный исторический период, сложилось в отечественной нумизматике лишь в начале XX в. Поэтому судьба Нежинского клада оказалась обычной для своего времени: он быстро разошелся по музейным и частным коллекциям, хотя основная часть его монет, к счастью, впоследствии оказалась сосредоточенной в крупнейших музеях России и Украины (Спасский, 1974а. С. 37).
В 1876 г. в Киеве на Вознесенском спуске был обнаружен еще один клад древнерусских сребреников, насчитывавший около 120 монет. К сожалению, его участь была еще более печальной. В момент обнаружения клад представлял из себя комок окислившихся, плотно слипшихся монет, многие из которых разрушились из-за неосторожных действий находчиков. Всего в Киевском кладе удалось зафиксировать чуть более 50 сребреников Владимира самого раннего типа (Сотникова, 1968). Монеты Нежинского и Киевского кладов, содержащие сребреники всех известных к настоящему времени типов, в основном и составили источниковедческую базу для первого корпуса монет Древней Руси, созданного владельцем одной из лучших нумизматических коллекций в Петербурге графом И.И. Толстым.
Удачное приобретение 43 сребреников из Нежинского клада у бывшего помощника попечителя Киевского учебного округа М.В Юзефовича стало отправной точкой для начинающего ученого в его масштабной работе по сбору и исследованию всех известных на тот момент древнерусских монет. Неоценимую помощь и поддержку в этой работе Толстому оказали его наставник в нумизматике Х.Х. Гиль, а также хранитель эрмитажного минцкабинета академик А.А. Куник. Последний предоставил начинающему ученому сребреники и златники из собрания Эрмитажа, добился разрешения выписать на временное хранение в Эрмитаж монеты из коллекции Киевского университета, содействовал получению прорисовок или оттисков монет, хранящихся в российских и зарубежных собраниях (Спасский, 1974а. С. 41-43).
В 1882 г. вышло в свет фундаментальное исследование «Древнейшие русские монеты великого княжества Киевского», снабженное скромным подзаголовком «Нумизматический опыт гр. Ив.Ив. Толстого». Собрав необходимые данные о более чем 170 древнерусских монетах, Толстой выделил среди них семь основных монетных типов (рис. 6). Опираясь на наблюдения и догадки своих предшественников, он убедительно обосновал хронологические рамки древнерусской чеканки, установил последовательность выпуска выделенных монетных типов. Разработанная им классификация представлялась особенно убедительной благодаря нескольким сребреникам из Нежинского клада со следами перечеканок. По мнению Толстого, чеканка первых древнерусских монет началась в Киеве вскоре после официального принятия христианства. Хронологически время выпуска златников и сребреников Толстой относил к короткому периоду между 988–1018 гг., т.е. ко времени правления Владимира Святославича, Святополка Окаянного и Ярослава Мудрого. Пожалуй, единственным слабым звеном в стройной и логичной классификации Толстого оказалась его безуспешная попытка отыскать среди монет со спорно читаемыми легендами несуществующие киевские сребреники Ярослава (Толстой, 1882).

(Для просмотра нажмите на изображение)
Рисунки златников и сребреников в книге И.И. Толстого

Рис. 6. Рисунки златников и сребреников в книге И.И. Толстого «Древнейшие русские монеты великого княжества Киевского» (Толстой И.И., 1882. Табл. 7)


Далеко не все исследователи безоговорочно приняли предложенную Толстым классификацию и сформулированные им идеи. Критические отзывы последовали сразу же после выхода корпуса из печати. Отвечая оппонентам, Толстой опубликовал два дополнения к своему обширному труду 1882 г., в которых еще раз изложил свои взгляды на проблемы начального чекана Древней Руси (Толстой, 1884).
Одним из самых непримиримых оппонентов Толстого стал хранитель Российского Исторического музея, глубокий знаток русского средневековья А.В. Орешников, предложивший свою классификацию и хронологию древнерусских монет. В конце XIX в. его вдохновило наблюдение вятского губернского статистика П.М. Сорокина, изучавшего архаичную практику употребления лично-родовых тамг в качестве знаков собственности у народов Поволжья, Урала и Сибири. В 1920-е годы, будучи признанным главой российских нумизматов, Орешников попытался обосновать свою долго вынашиваемую теорию, опираясь, главным образом, на выстроенную им схему эволюции родового знака Рюриковичей. По его мнению, монетная чеканка началась в Новгороде при Ярославе Владимировиче, время от времени осуществлялась его преемниками в нескольких центрах (Киеве, Чернигове, Переяславле) и полностью прекратилась в княжение Владимира Монамаха (после 1113 г.) (Орешников, 1894; 1918; 1930; 1936).
Коллеги Орешникова – А.А. Ильин и Н.П. Лихачев – отнеслись к его классификации с некоторой долей осторожности, а хранитель Эрмитажа Н.П. Бауер в своих работах отстаивал и развивал взгляды Толстого (Бауер, 1927).
Качественно новый этап в исследовании древнейшего русского чекана начался в середине XX в. К этому времени в Эрмитаже сложилось замечательное собрание древнерусских монет (ок. 150 экз.), сформированное за счет объединения многочисленных частных и корпоративных коллекций. Поэтому не случайно именно здесь в конце 1950-х годов у известного историка и нумизмата И.Г. Спасского возник замысел создания новой версии корпуса древнерусских монет (Спасский, 1961).
Крупнейшим достижением в изучении русских монет X–XI вв. является их монографическое издание в 1982 и 1983 гг. в виде Корпуса, которому предшествовала напряженная работа его авторов в стенах Эрмитажа в 1960–1970-х гг. (Sotnikova, Spasski, 1982; Сотникова, Спасский, 1983). Книга включила в себя «Сводный каталог русских монет X–XI вв.», скрупулезно составленный по многочисленным собраниям, а также глубокое всестороннее исследование нумизматического материала (рис. 7). В «Сводном каталоге» собраны сведения об 11 золотых и 323 серебряных монетах (в том числе 76 утерянных, известных только по литературе), отчеканенных более чем 220 парами штемпелей и описанных в каталоге под 227 номерами (Сотникова, Спасский, 1983. С. 112-201) 1. Он содержит подробное описание каждой монеты, сопровождающееся ее фотоизображением и графической прорисовкой монетных легенд, а также исчерпывающей справочно-библиографической характеристикой. По материалам Корпуса один из его создателей в 1990 г. успешно защитил докторскую диссертацию (Сотникова, 1990).

(Для просмотра нажмите на изображение)
Титульный лист книги М.П. Сотниковой и И.Г. Спасского «Тысячелетие древнейших монет России».

Рис. 7. Титульный лист книги М.П. Сотниковой и И.Г. Спасского «Тысячелетие древнейших монет России». Л., 1983


В 1995 г. Корпус был переиздан. За прошедшие годы в него удалось включить дополнительно лишь 7 новых сребреников, происходящих из различных музейных коллекций или найденных при археологических работах. Шесть из них относятся к чекану Владимира (тип I – 1 экз.; тип II – 2 экз.; тип III – 3 экз.), один – к чекану Ярослава (Сотникова, 1995. С. 36, 56, 69, 81, 86, 116, 123).
В последующие годы тонкий ручеек новых находок превратился, благодаря несанкционированным грабительским раскопкам на Украине, в России и Беларуси, в стремительный поток. К 2006 г. наряду с многочисленными современными подделками было зарегистрировано около 60 подлинных, а также 28 спорных древнерусских монет (включая 4 златника) (Моисеенко, Сотникова, 2006. С. 33). Однако анализировать новые находки и включать в общую статистику различных типов древнерусских монет до их грамотной профессиональной публикации не представляется возможным.
Нижеследующий текст базируется, в основном, на книге М.П. Сотниковой и И.Г.Спасского 1983 г., а также на некоторых более поздних публикациях.


Примечания

1 258 сохранившихся монет хранятся в музеях России (210 экз.), Украины (36 экз.) и зарубежных собраниях (12 экз.). Музеи России: ГЭ – 152 экз. (8 золотых, 142 серебряных); ГИМ – 49 экз.; ГММК – 2 экз.; Музей истории Донского казачества (г. Новочеркасск) – 1 экз. Музеи Украины: Национальный музей истории Украины (г. Киев) – 35 экз. (1 золотая, 34 серебряные); Одесский археологический музей – 1 экз. (золотая). Зарубежные собрания: Мюнцкабинет Государственных Берлинских музеев – 2 экз.; Музей первобытной и раннесредневековой истории в Шверине – 1 экз.; Государственный исторический музей в Стокгольме – 4 экз., Музей готландских древностей в Висбю – 1 экз.; Исторический музей в Осло – 1 экз.; Кембридж, собрание др. Ф. Грирсона – 2 экз. (Сотникова М.П., Спасский И.Г., 1983. С. 204-206).
 




НАЗАД
ВЫХОД
ДАЛЬШЕ

автор   Гайдуков П.Г.   mailto:russianchange@yandex.ru

Copyright ©2011-2013, Гайдуков П.Г., Все права защищены. Перепечатка без согласия автора запрещена.
Copyright ©2011-2013, Gaidukov P.G., All Rights Reserved Worldwide

Webmaster Mole Man
http://www.poludenga.ru